Литературные диалектизмы и литературные просторечия

В советский период складывается своеобразная периферия русского литературного языка – литературные диалектизмы (косвенные указания Д.Н. Шмелёва, Т.С. Коготковой и др.) и литературные просторечия (Ф.П. Филин);
6) словарный состав литературного языка увеличивается за счет перехода в общенародный язык терминов как в результате частотности употребления в терминологическом значении, расширения сферы использования (как следствие высокого уровня общеобразовательного минимума и большого значения отдельных отраслей науки в обществе), так и через изменение семантики, переосмысление: стоматолог, окулист, кардиолог, невропатолог; забой, штрек, шахта, лава. Формируется слой специальной лексики как периферии литературного языка: лазер, пропашник, профилировать, уплотнитель; вакуум – 'состояние сильно разреженного вещества' и духовный вакуум, политический вакуум – 'состояние изоляции'; зенит – 'наивысшая воображаемая точка небесной сферы, находящаяся над головой наблюдателя' (в астрономии) и в зените славы – 'высшая степень, предел чего‑нибудь'; координаты – 'величины, определяющие положение точки на плоскости или в пространстве' и оставьте мне свои координаты – 'сведения о местонахождении кого (чего) – нибудь'; термины узкого распространения не входят в литературный язык и известны только специалистам: ганглий – 'нервный узел', фитофаг – 'травоядное животное', супплетивизм – 'образование форм слова от разных корней: человек – люди'.
Особое распространение получают военные термины, очень частотные, прежде всего, в годы Великой Отечественной войны и в первое послевоенное время: котел – 'окруженная вражеская группировка', взять в клещи, самоходка (пушка), светомаскировка, бронебойщик; с переосмыслением: штаб стройотряда, командир производства, фронт работ, битва за урожай.
II. Устаревает значительное количество слов, связанных со старым общественно‑политическим строем и системой государственного управления: царь, городовой, экзекутор, столоначальник, департамент, губернатор, мещанин, богадельня, подать, прислуга, инородец; старой системой образования: гимназия, классная дама, гувернер и т. д. Эти слова становятся ИСТОРИЗМАМИ (см.) и переходят в ПАССИВНЫЙ СЛОВАРНЫЙ ЗАПАС (см.). Из официально‑делового стиля уходят некоторые обращения, титулы, отдельные формулы вежливости: ваше превосходительство, ваше сиятельство, сделайте милость, милости прошу, благоволите сообщить и др.
III. Часть слов меняет эмоционально‑экспрессивную окрашенность: от отрицательной к положительной (голытьба, голодранец – ср. роман Ф.И. Наседкина «Великие голодранцы»), от положительной к отрицательной (барыня, чиновник, мадам, обыватель, мещанин, лакей).
IV. В первые десятилетия советской власти появляются новые личные имена, связанные с идеологией, технической революцией и т. п.: Трактор, Электрина, Майя, Октябрина, Ким (Коммунистический интернационал молодежи), Нинель (обратное прочтение от «Ленин»), Вилен, Виль (Владимир Ильич Ленин) (ср.: Виль Липатов – известный писатель‑сибиряк; Трояновский Виль Александрович (Учитель в художественной литературе. Красноярск: КГУ, 1984)), Травиата (по опере Дж. Верди), Онегин (по роману в стихах А.С. Пушкина) (ср. известный певец Онегин Гаджикасимов).


See also: