Изменение словарного состава языка в советский период

Социальные изменения в обществе, происшедшие после 1917 г., с необходимостью сказались на изменениях в лексике русского языка.
Продолжают действовать тенденции, заложенные в системе в конце XIX – начале XX вв.: общий процесс детерминологизации терминов (переход из научных стилей в общенародный язык, особенно, по‑прежнему, выделяются военные термины, переходящие в публицистическую, а затем в художественную речь), засорение литературного языка так называемыми «канцеляритами», развитие социально‑политической лексики, обогащение словарного состава диалектизмами. Заметны и новые явления: резкий переход части слов из активного словарного запаса в пассивный, смена экспрессивно‑эмоциональной окрашенности некоторых лексем (что связано со сменой общественно‑политического строя), появление новых сложносокращенных слов, черты т. н. «советского новояза» – распространение политических ярлыков, вымывание лексем отдельных традиционных тематических групп, эвфемизация языка. В целом отмечается снижение влияния на литературный язык художественного стиля (до появления парадоксального, с точки зрения XIX в., вопроса: можно ли считать язык художественной литературы литературным языком?) и повышение влияния на него устных форм национального языка – разговорной речи и просторечия.
I. Продолжает расти количественный состав лексики русского языка. Так, если в «Словаре церковнославянского и русского языка» 1847 г. (без изменений переизданного в 1867 г.) 114 749 слов, то в «Словаре современного русского литературного языка» (1950–1965 гг.) без данных церковнославянского языка их более 120 000. В новом издании словаря (2003–2007 гг.) должно было быть зафиксировано более 230 000 слов (издание прервано).
Возникают новые слова: 1) по известным словообразовательным моделям, для обозначения лиц по их общественному положению, партийности; виду деятельности; наименования новых профессий и производственных операций и т. д.: партиец, пораженец, кружковец, передовик, беспризорник, отличник, частник; нефтяник, мостовик, доменщик, прокатчик; фрезеровка, шлюзование; красноармеец, многотиражка, всесоюзный, пятилетка, идейно‑воспитательный, научно‑исследовательский;
2) широкое распространение получают аббревиатуры и сложносокращенные слова: СССР (Союз Советских Социалистических Республик), ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов), КГПУ (Красноярский государственный педагогический университет), РОНО и РайОНО (Районный отдел народного образования), колхоз, комсомол, главреж (главный режиссер), зам, пом, спец, дир (директор);
3) новые слова возникают и в результате появления у слов нового значения: пионер (юный пионер), спутник (спутник Земли), династия (рабочая династия);
4) появляется много заимствований, это, в основном, терминологическая и общественно‑политическая лексика (блюминг, экскаватор, радиолокатор, телевизор; ленинизм, социализм, фашизм, ревизионизм);
5) расширяется словарный фонд за счет так называемых внутренних заимствований – слов из диалектов и просторечия, перешедших в литературный язык: глухомань, косовица, путина, кондовый, новосел, окот, профан, коржик, доярка, баламут, гостинец, изморозь, затемно, замшевый, стан (полевой стан), ток (примеры Д.Н. Шмелева).
В послеоктябрьский период в литературу пришли молодые писатели со своим видением жизни, своим языковым опытом. Нормированный русский язык не вмещает всех впечатлений, всех эмоций. С другой стороны, некоторым из них этот нормированный язык был не очень и знаком. Масса слов «из запре‑делов русских словарей» проникла в художественную литературу. Все это привело к известной дискуссии о языке 30‑х гг., в результате которой победила точка зрения М. Горького («литератор должен писать по‑русски, а не по‑вятски, не по‑балахонски»), и элементы народной речи надолго исчезли из художественных текстов. Новый всплеск разных мнений взбудоражил 60‑е гг., когда писатели утвердили свое право на выбор выразительных средств из разных форм существования национального языка.


See also: