Мистер Сондерс (История Эндрю)

Когда я был подростком, по соседству с нами жил мистер Сондерс. Ему было уже за 60. Он немного настораживал своим сарказмом, но был очень харизматичным мужчиной. Он был хорошо образован, и с ним было интересно… он на память читал стихи Уодсворта и Уильяма Блейка.

Мои родители были с ним шапочно знакомы, но особой симпатии к нему не питали. Мама говорила, что он надменный и чванливый человек.

Когда мне было 15, мистер Сондерс как то вечером вдруг зашел к нам в гости. До этого он в нашем доме никогда не бывал.

Он вместе с моими родителями расположился в гостиной, они попивали портвейн и вели неловкую беседу. Я писал в своей комнате реферат по истории Азии, когда, к моему большому удивлению, на пороге появился мистер Сондерс. У меня было очень странное чувство… вроде как в мою спальню пришел сам премьер министр!

Мы немного поболтали о моем домашнем задании. Внезапно, будто он был доктором, к которому я пришел на прием, он сказал:

– Подними ка рубашку, парень.

Единственное, что могло мне тогда прийти в голову, это что у него и впрямь был какой то медицинский опыт и что он заподозрил у меня какое то заболевание. Я поднял рубашку.

Потом он сказал:

– А теперь спусти штаны!

Снять штаны? «Должно быть, у меня что то серьезное!» – подумал я. Что делать, когда премьер министр приказывает спустить штаны? Я, конечно, спустил штаны, и он начал меня трогать. Я все время ждал, что он вот вот скажет что нибудь типа:

«У тебя очень серьезный случай заражения бактериус ануссзадус – срочно нужно принять антибиотики!»

Но он ничего не сказал и вернулся в гостиную.

Минут через 20 он пришел снова и на этот раз сказал мне раздеться и лечь на кровать. Мистер Сондерс присел рядом со мной на постель и продолжил обследование. Он опять начал трогать мои гениталии.

«У меня не может быть сифилиса! – подумал я. – Я же еще девственник!»

– Я буду трогать тебя по всему телу, – сказал он мне. – А ты мне будешь говорить, какие у тебя при этом возникают мысли.

Я не был готов к этой ситуации, потому что в моем жизненном багаже еще не было ничего подобного. Я даже ни разу не слышал слова «педофил» и представить себе не мог, что 60 летний мужчина может получать удовольствие, трогая мой пенис. Я совершенно не мог понять, что происходит. Дверь моей комнаты была немного приоткрыта, и я помню, что подумал: «Вот, я лежу тут, голый, в компании старика. А что, если мимо двери пройдут родители? Как я все это буду им объяснять?»

К этому моменту я уже сообразил, что это никакое не медицинское обследование, а нечто очень странное. Меня охватил жгучий стыд, и я еще больше запутался! Я не мог поверить, что человек, которым я так восхищался… у которого была жена и семья… был каким то сексуальным извращенцем.

Я начал протестовать и сопротивляться. В конце концов мистер Сондерс сдался и ушел.

Я был ни в чем не виноват, но о мистере Сондерсе не сказал никому. Я не сказал родителям, хоть и знал, что они его недолюбливают. Я не сказал даже старшему брату, с которым делился всеми секретами. Я возненавидел воспоминания об этом эпизоде и самого мистера Сондерса. Я не сделал ничего предосудительного, но мне было ужасно стыдно.


See also: