Зубоврачевание в Киевской Руси и в Московском Царстве. Часть 6

Наряду с итальянскими архитекторами, перестроившими Московский Кремль, на Русь для работы при дворе великого князя стали выезжать и европейские медики. К 1483 г. относится упоминание об иноземном враче Антоне Немчине, которого Иван III «держал в большой чести». В 1490 г. упоминается другой иноземный лекарь – «мастер Леон» из Венеции51.

Преобладание итальянской врачебной компоненты связано с тем, что Софья Палеолог выросла в Риме при дворе папы римского Павла II. А поскольку врачи того времени были универсалами с отчетливой хирургической специализацией, то можно утверждать, что упомянутые врачи иноземцы оказывали великому князю и членам его большой семьи и зубоврачебную помощь. Добавим, что ответственность врачей за результаты лечения тогда была очень высока. Так, приехавший в Москву по приглашению Софьи Палеолог врач Леон был казнен, поскольку не сумел вылечить сына Ивана III: «И того лекаря Леона… князь велики поимати и после сорочин сына своего… повеле казнити, головы ссечи. И ссекоша ему головы на Болвановьи»52.

Отметим, что подобная жесткая практика была характерна не только для Руси. Врачей, особенно «приглашенных», частенько казнили и в Европе не только за неудачный исход лечения или за смерть их пациента, но и для того, чтобы не допустить утечки информации о недугах правящей особы. Судя по летописной фразе, лекарь Леон прекрасно представлял последствия своей неудачной медицинской практики в стенах Московского Кремля. Поэтому он и бежал, а после его поимки великий князь приказал «головы ссечи». Такие тогда были «гонорары».

Перечисленные врачи не состояли в придворном штате великого московского князя Ивана III. Их только приглашали в Кремль по мере надобности. Но поскольку в то время смерть от яда была самым обычным делом (итальянцы – большие знатоки этого направления фармакологии), такая «безнадзорность» ученых врачей была просто опасна для первого лица. Поэтому уже при Василии III Ивановиче (1505–1533) врачей начали включать в придворный штат с соответствующим жалованьем и жестким присмотром за всеми их неслужебными контактами. С этого времени придворные врачи лечили только семью великого князя и его ближайшее окружение.

Великий князь Василий III Иванович (миниатюра из «Царского Титулярника»)

Особым расположением великого князя пользовался немецкий врач из Любека Николай Бюлов (в России его также называли Николай Булев), которого императорский посол Франциск ди Коло, посетивший Москву в 1518 г., назвал «профессором медицины, астрологии и других основных наук». Отметим, что Бюлов с 1490 х гг. работал в Новгороде и к моменту занятия должности придворного врача хорошо знал русский язык. Торговавший с Русью через Новгород Ганзейский союз проложил «маршруты» проникновения в Россию для многих европейских специалистов, в том числе и врачей.


See also: