Зубоврачевание в Киевской Руси и в Московском Царстве. Часть 15

Жена царя Федора Иоанновича – Ирина Годунова, как и все царицы, была погребена в Вознесенском монастыре московского Кремля. Ее захоронение также вскрывалось при перенесении в Архангельский собор.

Повторное вскрытие захоронения Ирины Годуновой проводилось в 2001 г.

Исследования показали, что царица страдала заболеванием, возможно, наследственного характера, которое привело к значительной патологии костных тканей, что сказалось на опорно двигательном аппарате этой еще не старой женщины. В последние годы жизни ей, вероятно, было трудно ходить68. Есть мнение, что обострению болезни могли способствовать и суровые условия жизни в монастыре, куда она ушла после смерти мужа – холодные каменные палаты, аскетизм монашеского бытия. Патология в области таза повлияла на способность вынашивать детей. Состояние черепа позволило выполнить реконструкцию внешнего облика царицы. Но данных о состоянии зубов царицы в опубликованной литературе не имеется.

Ирина Годунова. Реконструкция

Необходимо сказать несколько слов о канонах женской красоты, бытовавших в XVI–XVII вв. Естественно, стандарты красоты в то время были очень далеки от современного стиля «унисекс». Красивыми считались крупные девушки с широкими бедрами и высокой грудью. Такие девушки могли родить здорового и далеко не единственного ребенка. Такие девушки в крестьянских семьях ценились как хорошие работницы.

Худоба и бледность считались проявлениями болезненности, «худого поведения» – «нехороших излишеств» и даже разврата. В некоторых церковных текстах слова «бледная» и «блядная» (развратная) использовались как однокоренные. Поэтому девушки астенического телосложения активно использовали многослойность в одежде, позволявшую им скрыть «позорную» худобу.

Для того чтобы пополнеть, использовались и экстремальные «методики». Врач царя Алексея Михайловича Самуил Коллинз упоминал, что «худых женщин в боярских семьях часто спаивают, следуя варварскому обычаю лежа поить водкой, чтобы женщины толстели»69. Эта весьма сомнительная «методика» вполне вписывалась в представления европейцев о «дикой» Московии.

Кроме крепкого телосложения женщины Московской Руси мечтали иметь яркий румянец во всю щеку («как маков цвет»), белую кожу («как белый снег»), «ясные очи» с поволокой (с блеском, «как у сокола»), черные брови («как собольи хвосты») и белые («сахарные») зубы. На этих «сахарных зубах» мы и остановимся…


See also: