Царственный дантист. Часть 2

Эти «голландские эпизоды» навсегда определили не только уважительно прагматичное отношение Петра I к медицине, но и его собственные «медицинские пристрастия».

Если коротко, то терапию во всех ее видах царь считал неким видом шарлатанства, признавая только хирургию во всех ее вариантах, а том числе и в стоматологическом.

В мемуарных источниках рассыпано достаточно много упоминаний о зубоврачебных экзерсисах императора. Поскольку даже по нынешним временам эта процедура ассоциируется с весьма неприятными ощущениями, можно представить, как современниками воспринимались настойчивые предложения (читай приказы) об оказании зубоврачебной помощи «царскими ручками». Таких «стоматологических предложений» царя просто боялись. Вот некоторые из них…

Беннер Жан Анри. Петр I. 1821 г.

Из дневника камер юнкера Берхгольца, веденного им в России в царствование Петра Великого с 1721 по 1725 г.: «1723 год, январь, 20 го. Вечером здешний купец Тамсен рассказывал нам, что Его Величество был вчера у него и при этом случае, по всем правилам и своими собственными инструментами, выдернул зуб его долговязой голландской девке, потому что считает себя хорошим зубным врачом и всегда охотно берется вырывать кому нибудь зуб. Он за несколько дней перед тем (услышав, что девка жалуется на зубную боль) обещал ей приехать сегодня и избавить ее от страдания».

Необходимо помнить, что речь идет о хозяине огромной страны, находящейся в состоянии непрекращающихся реформ и войны с сильнейшей в военном отношении Швецией. Но тем не менее как то после одной из операций «Императрица, говорят, сказала в шутку Его Величеству, что за эту операцию следовало бы сделать (его. – Прим. авт.) доктором, на что он отвечал: „нет, не доктором, а хирургом, пожалуй“».

Гравюра 1730 г. Шарлатан Том у дверей своего «офиса» в Париже на Понт Неф посреди моста возле статуи Генриха IV. Несколько помощников проверяют рты потенциальных клиентов, чтобы установить, какие зубы удалить, и назначают цену

Для деятельности Петра I были характерны идеи патернализма. И своих подданных он подчас не карал, а «учил», как отец учит неразумных детей. Причем, эта «учеба» включала в свою орбиту как новую аристократию, так подчас и простых людей. Всем известно о знаменитой петровской дубине, которой он «учил» ближайших сподвижников, но царь иногда использовал и стоматологические инструменты для воспитания своих подданных.

Вот что пишет А. К. Нартов в «Достопамятном повествовании и речи Петра Великого»: «Его Величества камердинер Полубояров жаловался государю, что жена его ослушается и с ним не спит, отговариваясь зубной болью. „Добро, – сказал он, – я ее поучу“. В один день, зашедши государь к Полубояровой, когда муж ее был во дворце, спросил ее: „Я слышал, болит у тебя зуб?“ – „Нет, государь, – доносила камердинерша с трепетом, – я здорова“. – „Я вижу, ты трусишь“. От страха не могла она более отрицаться, повиновалась. Он выдернул ей зуб здоровый и после сказал: „Повинуйся впредь мужу и помни, что жена да боится своего мужа, инако будет без зубов“. Потом, возвратясь, Его Величество во дворец, при мне усмехнувшись,

Полубоярову говорил:

„Поди к жене, я вылечил ее, теперь она ослушна тебе не будет“…Надобно ведать, что Государь часто хирургические операции при разных случаях делывал сам и имел в оном звание. Вырванных зубов находился целый мешок с пеликаном и клещами в кунсткамере».

Роберт Дигтон. Зубоврачевание в кузне. Гравюра 1784 г.


See also: