Увечья Ричарда

Больше половины тела Ричарда было покрыто ожогами четвертой степени. У него полностью сгорели уши, губы и веки.

На медицинском вертолете его доставили в больницу Альфреда в Мельбурне и там ввели в искусственную кому. Несколько недель он боролся за свою жизнь в реанимационном отделении. Ему пересадили кожу на спине, шее, плечах, голове и пальцах.

В поисках свидетелей преступления детективы обошли все дома в Роузбаде. Они опросили друзей подозреваемых хулиганов и просмотрели записи городских камер наблюдения. Эксперты криминалисты самым тщательным образом прочесали в поисках улик место преступления.

– Местные жители, – вспоминает сержант Барнс, – рассказали, что эти парни хвастались тем, что сожгли Ричарда. Один из них выложил на «MySpace» несколько сообщений, в которых рассказывал о том, как они устроили пожар. В течение девяти дней все подозреваемые были арестованы.

Поначалу вся пятерка отрицала свою причастность к преступлению. Но потом, узнав, что их предводитель арестован и во всем сознался, они, один за другим, поменяли свои показания. Главарь вел себя особенно нагло. Во время ареста он спросил полицейских:

– А в полицейском участке есть спортзал?

Когда все пятеро, наконец, признали свое участие в преступлении, выяснилось, что никто из них не считает содеянное сколько нибудь серьезным проступком. Один из них объяснил свои действия следующим образом:

– Мы просто решили немного поржать и малость подурачиться…

Ричарду же до конца дней придется проходить курс реабилитации и делать бесконечные хирургические операции.

Как же охарактеризовать это преступление – глупость, бессердечие, бессмыслица, хулиганство? Но для совершенно безобидного человека, чья жизнь изменилась раз и навсегда, оно стало трагедией. И для пяти семей оно стало такой же трагедией.

Когда дело дошло до суда, даже самые бывалые судебные репортеры сказали, что не помнят процесса, привлекшего к себе такое внимание общественности.

Во время заседания судья Питер Казенс потребовал, чтобы высказались родители обвиняемых. Одна из матерей предложила свою помощь Ричарду:

– …если мне только позволят, я буду кормить его, я буду капать ему в глаза лекарство, я буду помогать ему до конца жизни…

Другая сказала, что не может поверить в виновность своего «любимого мальчика».

Были разрушены шесть человеческих жизней. Обратилась в руины жизнь пяти семей. Какой матери может прийти в голову, что ее чудесный 3 летний сыночек вырастет и в один день начнет поджигать беззащитных людей?

Трое из этой группы молодых людей уже состояли на учете в полиции, но двое оставшихся нарушили закон впервые.


See also: