«Надо мной издевались всю жизнь&raquo

История Тори Мэтьюз Осман: я уселась на полу в кухне и начала пилить запястье, все сильнее и сильнее нажимая на овощной ножик. Лезвие вспороло кожу, и я увидела первые капли крови. Я дошла до точки.

Я сидела и вспоминала те мелкие эпизоды из своего прошлого, благодаря которым оказалась сегодня в таком положении.

2000: начальная школа

Мне пять лет, я только что пошла в школу: именно в этот день от нас ушел отец, и именно в этот период начались мои мучения. Я была стеснительной тихоней. В школе я очень старалась. Другие дети обзывали меня «страшилой», «учительским хомячком» и говорили, что у меня никогда не будет друзей. Маме в этот период было очень плохо. Я не хотела еще больше расстраивать ее и поэтому целый год не рассказывала, что ко мне цепляются в школе. Я всегда говорила ей, что у меня все нормально. Никогда больше я не чувствовала себя такой одинокой, как в эти времена. А мама думала, что я просто тяжело переживаю наши домашние неприятности.

Когда мы с мамой подходили к школьным воротам, я изо всех сил сжимала ее руку в своей, думая: «Что произойдет со мной сегодня?» Я устраивала истерики и кричала, что не хочу заходить в класс, когда мама доводила меня до двери. Меня тошнило от одних мыслей о школе. В итоге учительница оттаскивала меня от матери, сажала на самую последнюю парту, а потом доставала гитару, чтобы заняться с нами пением.

2003–2006: мучения продолжаются

Начальная школа казалась мне адом, придуманным специально для того, чтобы сжить меня со свету. Помню бесконечные ночи, полные слезами и страхом перед школой, от которого мне становилось физически плохо. Меня рвало, у меня раскалывалась голова. Я плакала и в кровати, и собираясь в школу, и во время занятий, и на переменах, и в обед, и после школы.

Я делала все, что было в моих силах, чтоб хоть сегодня не ходить в школу, чтоб хоть один день не видеть своих мучительниц и не слышать их оскорблений. Но каждый день я слышала одно и то же: жирдяйка, чучело, сука безмозглая!

Бедная мама просто не знала, что делать. Она отчаянно искала способ мне помочь. Сколько раз я наблюдала, как она врывалась в школу и кричала на преподавателей:

– Сделайте что нибудь, чтобы прекратить эти издевательства!

Мама ругалась даже с директором школы и требовала от него положить всему этому конец!

Учителя каждый раз обещали помочь… говорили, что они что нибудь придумают, что поговорят с моими мучительницами. Я хорошо помню, что каждый раз после этого у меня в душе появлялся маленький проблеск надежды. Меня оставляли в покое на день два… а потом все начиналось заново.

2007–2010: средняя школа

Я очень нервничала, переходя в среднюю школу. Мне было страшно, потому что в новой школе у меня совсем никого не было. А еще я слышала, что в старших классах издеваются еще безжалостнее… Это оказалось правдой. Теперь к девочкам присоединились мальчишки, и диапазон оскорблений и ругательств расширился за счет сексуального подтекста. Издевательства стали более изощренными. Придумайте любое унизительное прозвище, и я обязательно выслушивала его в свой адрес: шлюха, шалава, проститутка, давалка.

Мальчишки называли мои груди арбузами и отпускали скабрезные шуточки… пытались меня лапать. Я сгорала от стыда и унижения и все время думала неужели я и правда какая то уродка?


See also: